В домике над Соловьиным оврагом… Судьбы медсестры и лётчика

 

В домике над Соловьиным оврагом...

В домике над Соловьиным оврагом...
Герой Советского Союза А.П. Маресьев. 1916-2001

Поводом к небольшому краеведческому исследованию и последующему написанию этой статьи послужили однажды всплывшие из глубин моей памяти воспоминания детства о том как я, в числе других учеников звенигородских школ, принимал участие во встречах с жительницей города Звенигорода, имени которой не помнил, но которая рассказывала  нам о Герое Советского Союза, участнике Великой Отечественной войны, лётчике-истребителе Алексее Петровиче Маресьеве. Из-за тяжёлого ранения у него были ампутированы обе ноги. Однако, несмотря на инвалидность, лётчик вернулся в истребительную авиацию и летал с протезами. Это был уникальный случай за всю историю мировой авиации! Всего за время войны он совершил 86 боевых вылетов, сбил 10 самолётов врага: три — до ранения и семь — после. А.П. Маресьев стал прототипом героя книги писателя Бориса Полевого «Повесть о настоящем человеке». (Писатель непонятно почему изменил одну букву в фамилии своего героя — Мересьев).  Изучение этой книги входило в школьную программу и пример жизни и подвига А.П. Маресьева был одной из составляющих частей целого комплекса военно-патриотического воспитания девчонок и мальчишек, рожденных в СССР.  В 1948 году по мотивам повести был снят одноименный художественный фильм, вошедший в классику советского кинематографа. И вот спустя много лет я задался вопросом: А кто она была такая — та самая бабушка, которая рассказывала нам про Маресьева и почему она это делала?

Старый Звенигород — небольшой город, в котором все его жители в принципе знали друг друга и их взаимоотношения так или иначе, прямо или косвенно, были связаны и порою очень тесно переплетены.  Благодаря этому, и общаясь со своими друзьями-сверстниками, которые тоже помнили аналогичные эпизоды своего детства, удалось выяснить, что это была местная жительница, Ефросинья Филипповна Гаевская, которая имела самое прямое отношение к судьбе А.П. Маресьева, так как она была одним из тех людей, медиков, которые провели его физическую и психологическую реабилитацию после тяжелейшего ранения и ампутации обеих ног и помогли ему не только вернуться к нормальной жизни, но и вновь встать в боевой строй как летчику-истребителю.

Е.Ф. Гаевская жила на одной улице с моим другом А.С. Нечаевым, чьё имя  я очень часто упоминаю на страницах этого сайта и который гораздо лучше меня знал и помнит её. Вскоре удалось связаться и с племянницей Гаевской, тоже коренной жительницей Звенигорода, Татьяной Васильевной Пугачевой (Морозовой).  Воспоминания Т.В. Пугачевой, фотографии из её личного архива и заметки из газеты Одинцовской районной газеты «Новые рубежи» легли в основу этой статьи.

Е.Ф. Гаевская (в девичестве Морозова) родилась в 1900 году. В Звенигороде она жила в отдельной комнате, в одном из частных домов в самом начале улицы Соловьевская, на краю Соловьиного оврага (подробно об этом месте я написал на другой странице своего сайта). Имея медицинское образование она в послевоенный период работала в звенигородской больнице. Последние годы, перед уходом на пенсию, — акушеркой в Звенигородском роддоме. Была замужем, но детей не имела и практически всю жизнь прожила в одиночестве. Отличалась очень скромным и даже аскетичным образом жизни.

В домике над Соловьиным оврагом...
Е.Ф. Гаевская на пенсии, во дворе своего дома в Звенигороде. 1970-е

«Жила в комнатке в одно окошко. Железная коечка, столик-тумбочка, печурка , слава Богу к быту была совершенно безразлична. Была очень энергична. Жила активной общественной жизнью. Часто её приглашали на встречи с учениками и молодежью и просили рассказать о А.П. Маресьеве. Однажды Маресьев сам приехал к ней в Звенигород, а ее нет дома. Мой папа бегал, разыскивал ее по всему городу. В конце концов нашлась» — так рассказывает о своей тёте Т.В. Пугачева

Звенигород Начало улицы Соловьевская.
Перекресток улиц Соловьевская и Чехова.  Начало улицы Соловьевская. Семья Нечаевых  и их знакомые идут на прогулку в Саввино-Сторожевский монастырь. Слева видно тропинку, ведущую в Соловьиный овраг. В доме на заднем плане жила Е.Ф. Гаевская. Фото С.А. Нечаева 1967 год.
Е.Ф. Гаевская Медсестра которая ухаживала за Маресьевым
Е.Ф. Гаевская
Фото военных лет

В годы Великой Отечественной войны Гаевская была старшей медицинской сестрой  терапевтического отделения Центрального авиационного госпиталя, который находился в Москве, в Сокольниках. В этот же госпиталь после ранения был доставлен А.П. Маресьев. Он стал одним из пациентов Е.Ф. Гаевской, которому она по просьбе главного врача госпиталя уделяла особое внимание.

В домике над Соловьиным оврагом...
Е.Ф. Гаевская среди сотрудников Центрального авиационного госпиталя в Сокольниках. На левом фото она третья слева. На правом — сидит
В домике над Соловьиным оврагом...
Фрагменты наградного листа Е.Ф. Гаевской

Вот что пишет газета «Новые рубежи» о Е.Ф. Гаевской  в 1972 году:

Самоотверженная, скромная и незаметная, она помогала всем воинам —  молодым и не очень молодым летчикам, которые получив ранения,  попадали в госпиталь и которые  нуждались в доброте ее сердца. Евфросиния Филипповна помогала им стать на ноги и снова расправить крылья. И уже окрепшие, прежде чем покинуть госпиталь, летчики приходили к ней, как к старшей сестре, как к матери, как к женщине с чутким, отзывчивым сердцем – и кланялись ей в пояс. А она, целуя их в лоб, говорила скупые слова напутствия, заменяя им мать. Им это было очень, очень нужно – ведь они уходили в бой…

А вот что вспоминает сама Е.Ф. Гаевская о Маресьеве в статье в газете «Новые рубежи» в 1975 году:

В  палату для выздоравливающих  Алексея положили зимой 1942 года. Ему ампутировали ноги,  до голени, чувствовал он себя подавленным, мало с кем разговаривал, ушел в себя. Главный врач госпиталя профессор Миролюбов однажды вызвал меня и сказал, чтоб я поддержала добрым и бодрым словом Алексея Маресьева.  Как ни придешь в палату – он лежит и молчит. Однажды удалось разговориться, оказался он  человеком, который умел подшучивать над собой.  Вскоре Алексей стал заниматься гимнастикой, в это время раненые под разными предлогами уходили из палаты.  В морозный солнечный день в  палату пришел старичок со свертком. Развязал узелок, в нем были протезы для Алексея.  Он обрадовался,  глаза засверкали, даже побледнел от волнения. Первое время мы помогали его водить по палате. Но скоро он стал ходить по коридору,  опираясь на костыли,  потом без костылей, держась  за стену.  По вечерам я часто задерживалась в отделении, часто слышала,  как он упрямо шагает по коридору.  В сердце появилась гордость за этого сильного человека…, который не сдался, а проявлял твердую  волю, во что бы то ни стало – встать на ноги!  Алешин шаг становился все тверже и тверже. И наступил, наконец, день, когда профессор подарил ему свою палку. Я отнесла костыли в кладовую.  Когда в  1945 году в госпиталь прилетела весть о Победе, Алеши Маресьева   с нами не было. Мы знали, что он  с протезами вернулся за управление самолетом  и  очищал наше небо от фашистской нечисти.

Прошли годы. А.П. Маресьев был благодарен медицинской сестре, которая помогла ему встать на ноги. Регулярно к праздникам присылал цветы, открытки. В 1960 году он сам приехал к ней в гости в Звенигород. Подарил скромные сувениры. Она ему — варенье из плодов своего сада. Сфотографировались вместе на память. На той фотографии радостно и тепло улыбаются друг другу бывшая старшая сестра Центрального авиационного госпиталя и ее Алеша, тогда еще просто Алеша, а теперь человек из легенды, чья жизнь служит высшим мерилом подвига.

В домике над Соловьиным оврагом...
Е.Ф. Гаевская и А.П. Маресьев в Звенигороде. 1960 год.
В домике над Соловьиным оврагом...
А.П. Маресьев в гостях у Е.Ф. Гаевской в Звенигороде. Обмен подарками. 1960 год.

Скончалась Ефросинья Филипповна в 1983 году. Похоронена в Подмосковном городе Климовске.


В домике над Соловьиным оврагом...
В музейной экспозиции села Ершово «Слава воинам России» есть уголок, посвященный Е.Ф. Гаевской.

 


Post scriptum. Выше я уже говорил, что эта страница сайта создана на основе материалов, предоставленных племянницей Е.Ф. Гаевской, дочерью её брата Василия Филипповича Морозова — Т.В. Пугачевой (Морозовой).  В.Ф. Морозов — коренной Звенигородец, энтузиаст-авиалюбитель. В 20-30-х годах ХХ века участник Звенигородского планерного клуба, в котором сделали свои первые шаги в небо многие летчики, участники Великой Отечественной  войны и ветераны гражданской авиации. Впоследствии В.Ф. Морозов стал основателем и руководителем Звенигородского авиакружка. В своей домашней мастерской на собственноручно построил самолет. Всю жизнь он мечтал возродить в городе малую авиацию, чему увы, не удалось сбыться.

В домике над Соловьиным оврагом...
Самолет, построенный В.Ф. Морозовым перед испытательным полетом на поле на Верхнем Посаде. На этом самом поле в 20-30-е годы 20 века находился Звенигородский планерный аэродром. 1970-е годы Фото из семейного архива Т.В. Пугачевой (Морозовой) — дочери В.Ф. Морозова

Вот так! Был в оказывается в Звенигороде, городе которого нет, и аэроклуб и аэродром и настоящие энтузиасты и специалисты  своего дела. И  я надеюсь, в скором времени сей факт станет темой для другой страницы моего сайта!

 


Раздел:  Звенигород

Метки: ,

Автор статьи: Константин Лошкарёв

Опубликовано 20 апреля 2019 года

Последнее редактирование: 07.10.2019

В домике над Соловьиным оврагом...

Поделитесь этой статьёй в своих соц.сетях!

   

Вы можете оставить комментарий:

  • 0
    0
    Таня у тебя очень хорошие родные, а с героиней статьи встречалась моя мама, когда работала в техникуме
  • 0
    0
     Друзья, все было не так просто, к отцу ездили ребята инженер ,летчик, и еще парень,просто любитель авиации. В мороз и зной они творили,обсуждали, общались не взирая на разницу в возрасте, фанаты им было хорошо и весело. Сейчас в свои 72 я понимаю отца , потеряв совсем здоровье и зрение, он говорил:" Таня стало скучно жить". Такое было поколение, если бы не самолет, у нас во дворе стояла бы Волга,но самолет важнее,мы с мамой обижались, злились,но сейчас я за папу за его мечту, Светлая память поколению наших родителей!
  • 0
    0
    Да, самолет во дворе -это была просто фантастика!
  • 0
    0
    Помню его жёлтый самолёт во дворе дома на Чехова куда заходил в гости к Морозову с отцом. Помню его неудачную попытку взлететь со льда реки Москвы Это была первая половина 70-х
  • 0
    0
    В статье упоминается имя Василия Филипповича, с которым меня познакомила моя бабушка. Я тогда был в 7-8 классе. Помню, он хвалился, что летчики подарили ему трубку Пито (которая измеряет скорость самолета в полете). Не могу сказать, что от меня была помощь в строительстве самолета, но несколько раз мы с ним ездили в Тушино, где он летал на планере БРО-11М. Мы с ребятами наблюдали, поступили даже там в планерную школу. Но потом пути с авиацией разошлись.
  • 0
    0
    Спасибо за память!
  • 0
    0
    Спасибо. Очень интересная история. Прочитал детям в слух.

  В домике над Соловьиным оврагом...
Это некоммерческий проект и он нуждается в вашей поддержке. Деньги нужны на оплату хостинга и интернет трафика. Ну и автору на чашечку кофе.... Вы можете пожертвовать 100 рублей. Но можно и больше! Огромное спасибо тем, кто уже поддержал мой проект! Ваши пожертвования я получил. Еще раз спасибо!